Раздел второй - А. П. Боровиков, профессор-политолог начала марксизма-ленинизма

Раздел второй

^ КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ – НОСИТЕЛЬ

МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА

***

Глава первая. ВОЗНИКНОВЕНИЕ КОММУНИСТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ


1. Партии как важнейший субъект политики


Слово партия происходит от латинского «партис» – часть. Отсюда под партией вообще обычно понимается часть населения, группа людей, имеющих единые интересы, придерживающихся единых взглядов и стремящихся к единой цели.

Политические же партии есть образования сугубо классовые. Их возникновение связано с расколом человечества на антагонистические классы и появлением в его жизни классовой борьбы. Борьба партий выступает как более-менее адекватное проявление отношений различных классов друг к другу, составляет самое цельное, полное и оформленное выражение классовой борьбы.

Совокупный исторический опыт показывает, что каждой подлинной политической партии присущи по крайней мере пять главных признаков:


1. Она вбирает в себя наиболее сознательную, активную часть какого-либо класса, слоя и опирается на них.

2. Ее деятельность направлена на завоевание, удержание и использование политической власти в соответствии с волей и интересами данного класса, социального слоя.

3. Ей свойственна более-менее четкая организационная структура и фиксированное членство.

4. У нее есть политическая идеология, являющаяся ее мировоззрением и теоретической базой деятельности.

5. Она имеет Программу и Устав, где сформулированы ее цели, задачи, принципы строения и поведения.

Благодаря этим своим качествам партии представляют собой авангард классов, слоев, выступают их коллективным политическим руководителем. Они просвещают, объединяют и мобилизуют классы, слои на достижение нужных целей, решение нужных задач, направляют их действия по нужному руслу.

В марксизме-ленинизме содержатся четкие указания относительно критерия определения типа конкретных партий, выяснения их природы. Это позволяет узнать, какие партии на политической арене действуют и какого отношения они к себе заслуживают. Исходным здесь является положение о том, что поскольку партии представляют собой организации соответствующего класса, то тип любой партии в первую очередь обусловливается ее классовой сущностью. И чтобы правильно установить, к какому типу данная партия принадлежит, надо выяснить, какова ее классовая сущность. Как это сделать?

Может быть, по названию? Нет. Название партии часто не соответствует ее классовой сущности. Может быть, по социальному составу? Тоже – нет. Социальный состав указывает на социальную опору партии, которая не всегда совпадает с ее классовой сущностью. Может быть, по программам и лозунгам? Опять – нет. Нередко и они классовую сущность партии не отражают. По замечанию Маркса, подобно тому как в обыденной жизни проводят различие между тем, что человек думает и говорит о себе, и тем, что он есть и что он делает на самом деле, так тем более в политике следует проводить различие между фразами, иллюзиями партий и их действительной природой, между их представлениями о себе и их реальной сущностью. Отсюда классовая сущность любой партии всецело определяется тем, волю какого класса, социального слоя данная партия выражает, в интересах какого класса, социального слоя она фактически действует. «Чтобы разобраться в партийной борьбе, – указывает Ленин, – не надо верить на слово, а изучать действительную историю партий, изучать не столько то, что партии о себе говорят, а то, что они делают, как они поступают при решении разных политических вопросов, как они ведут себя в делах, затрагивающих жизненные интересы разных классов общества, помещиков, капиталистов, крестьян, рабочих и так далее»1.

В соответствии с означенным критерием правомочно выделить три основных типа современных политических партий:

1. ^ Буржуазные партии. Они выражают волю различных слоев крупной буржуазии, действуют в их интересах.

2. Мелкобуржуазные партии. Они выражают волю средних слоев города и деревни, действуют в их интересах.

3. ^ Рабочие партии. Они выражают волю рабочего класса и других трудовых слоев общества, действуют в их интересах.

Положение о классовой сущности партий нельзя, правда, понимать излишне упрощенно: будто они в своей деятельности всегда выражают интересы только одного своего класса, слоя. В действительности, чтобы упрочить позиции в обществе, партии почти всегда вынуждены учитывать интересы и других групп населения, подчас целых блоков сил. Они вынуждены данные интересы согласовывать и сочетать, привлекая к себе дополнительные категории людей. Однако это делается в конечном счете не во имя чуждых партиям интересов как таковых, а во имя интересов собственных классов и слоев. Партии учитывают интересы других классов и слоев лишь в той мере, в какой это требуется для реализации интересов собственных классов и слоев.

Под руководством политических партий классы, слои стремятся овладеть государственной властью. А затем опять же с помощью партий они стремятся поставить государство себе на службу.


^ 2. Партии рабочего класса в международном

пролетарском движении


Путь рабочего класса к образованию своих партий был нелегким. Поначалу пролетарское движение во всем мире носило сектантский характер. То есть существовало в виде множества различных мелких и мельчайших сект. Они представляли собой замкнутые легальные и тайные объединения, каждое из которых исповедовало свою, отличную от других, доктрину. Иначе тогда не могло и быть, ибо условия освобождения пролетариата еще должным образом не созрели в капиталистической действительности, а сам пролетариат не достиг еще нужного уровня развития для того, чтобы выступить как единый осознавший себя и свои действия класс. Основатели и руководители различных сект недостаток данных условий и развития старались возместить выдумыванием фантастических картин и конструированием утопических планов общественного переустройства. В их пропаганде и реализации они усматривали единственное средство спасения и негативно относились ко всему, что исходило от других сект. Поэтому различные секты обыкновенно враждовали между собой с неменьшим ожесточением, чем со своим общим врагом. Секты, отметили Маркс и Энгельс, представляют собой «детство пролетарского движения, подобно тому, как астрология и алхимия представляют собой детство науки»2.

Однако постепенно, по мере вызревания капиталистических противоречий и возмужания рабочего класса, его противостояние буржуазии освобождалось от сектантства и принимало более современные формы. Это, в частности, нашло выражение в чартизме (от латинского – хартия) – массовом революционном движении английского пролетариата периода 30-40-х гг. XIX в. Движение выработало петиции (хартии), содержавшие важные для трудящихся требования, активно боролось за принятие их властью и практическое осуществление. Пережив период бурного подъема, движение (в обстановке наступившей после революционных событий 1848 г. реакции) начало постепенно иссякать. Энгельс назвал чартизм первой во всемирной истории независимой от буржуазии партией рабочего класса. Он отметил, что хотя чартисты и потерпели поражение, но их деятельность произвела на буржуазию такое впечатление, что с тех пор она ценой постоянных уступок покупает продолжение своего перемирия с рабочими.

Последующее развитие пролетарского движения стало проходить уже под влиянием возникшего к тому времени марксистского учения. Оно содержало в себе то, чего рабочему классу до этого не хватало,– ясное понимание законов исторического развития и обусловленных ими путей преобразования капитализма в новый строй. Причем, согласно выводам марксистского учения, данный строй означал уже не продукт прежних измышлений создателей различных сект о совершенном общественном идеале, а был следствием научного понимания сущности, условий и целей борьбы, которую сообразно своей природе должен вести пролетариат. Надлежало соединить марксистское учение с пролетарским движением и направить его по нужному руслу. А это с еще большей настоятельностью, чем раньше, требовало образования партии рабочего класса, ибо только под ее воздействием и можно было решить эти задачи.

Прообразом такой самостоятельной пролетарской партии явился образованный Марксом и Энгельсом «Союз коммунистов» – первая международная коммунистическая организация пролетариата. Он возник в 1847 г. на базе сплочения наиболее революционных элементов социалистического, пролетарского движения различных стран. Программой его стал написанный Марксом и Энгельсом «Манифест Коммунистической партии», а в Уставе указывалось, что цель «Союза» состоит в свержении буржуазии, господстве пролетариата, уничтожении старого, основанного на антагонизме классов капиталистического общества и создания нового строя, без классов и частной собственности. Существовавший в пролетарском движении прежний довольно расплывчатый лозунг «Все люди – братья» был «Союзом» заменен боевым призывом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Этим провозглашался международный и в то же время четко классовый характер его деятельности. Члены «Союза» приняли активное участие в революционных событиях 1848 г., особенно в Германии, мужественно отстаивали на баррикадах и полях сражений позиции пролетариата. После постоянных преследований и арестов своих членов «Союз» в 1852 г. объявил о самороспуске.

Дальнейший этап в истории становления пролетарских партий связан с деятельностью ^ I Интернационала (Международного Товарищества Рабочих), основанного под руководством Маркса и Энгельса в 1864 г. По сравнению с «Союзом коммунистов», он представлял уже значительно более массовое международное революционное объединение пролетариев, секции которого действовали во многих странах. Служа центром сношений и сотрудничества между ними, Интернационал вносил учение научного социализма в движение, направлял его усилия на отстаивание коренных интересов рабочего класса, трудящихся, обобщал и распространял опыт создания и действий революционных пролетарских организаций. Руководя Интернационалом, Маркс и Энгельс непримиримо боролись с имевшими в нем место рецидивами сектантства, мелкобуржуазными, оппортунистическими тенденциями. Важную роль деятели Интернационала играли в период героической Парижской Коммуны, а после ее подавления Интернационал развернул активную международную кампанию протеста против кровавого террора французской буржуазии. Учитывая уроки Парижской Коммуны и накопленный опыт революционного движения, Интернационал на одной из своих конференций принял решение о необходимости создания в каждой стране теперь уже не секций, а полностью самостоятельных рабочих партий. В условиях последовавшей затем сильнейшей политической реакции деятельность Интернационала фактически прекратилась. Официально он был распущен в 1876 г.

Возникшие впоследствии, на основе заложенных I Интернационалом принципов, самостоятельные национальные рабочие партии составили в 1889 г. II Интернационал. Руководимый вначале Энгельсом, он на том этапе развивался как марксистская пролетарская организация, способствовал распространению теории научного социализма, установлению и поддержанию постоянных связей между рабочими партиями, собиранию сил пролетариата. В результате социалистические партии ряда европейских стран стали весьма значительной политической силой. Однако после кончины в 1895 г. Энгельса во II Интернационале появились правооппортунистические, ревизионистские тенденции, окончательно возобладавшие в эпоху империализма. Носители их отрицали в марксизме главное – его революционный дух. Проповедуя «классовый мир» и «мирное врастание капитализма в социализм», они ориентировали пролетариат на борьбу за реформы, не затрагивающие сути капитализма, что вело к сохранению господства буржуазии. В итоге партии II Ин-тернационала из боевых организаций пролетариата превратились в партии социальных реформ, встали на соглашательские позиции. Центр же подлинно революционного движения к началу XX в. из Европы все больше перемещался в Россию.


^ 3. Становление марксистско-ленинской,

коммунистической партии в России


Как и в Европе, пролетарское движение в России поначалу тоже носило в известном смысле сектантский характер, существовало в виде множества различных организаций кружкового типа. Первыми из них были «Южно-российский союз рабочих» в Одессе (1875 г.) и «Северный союз русских рабочих» в Петербурге (1878 г.). В столице также возникли и ряд лет действовали такие социал-демократические организации, как группа Благоева (1883 г.), группа Точисского (1885 г.), группа Бруснева (1889 г.). Осенью 1888 г. в один из революционных кружков Казани вступил юный, но побывавший уже в тюрьме и ссылке Ленин.

На том этапе существования российского пролетарского движения кружки сыграли немалую положительную роль. Характеризуя их деятельность, Ленин отмечал, что семена социал-демократических идей заброшены кружками повсюду – от Петербурга до Кременчуга и от Кавказа до Урала. Однако по мере роста пролетарского движения все явственнее обнаруживались свойственные кружкам недостатки. А именно: их малая численность, нередкая случайность и частая сменяемость состава, кратковременность существования, замкнутость и сосредоточенность лишь на местной работе, разобщенность и раздробленность, отсутствие связи друг с другом не только при нахождении в разных местностях, но даже на территории той же местности. В результате неизбежной особенностью кружков становилось кустарничество – узость кругозора и доктринерство, ограничение себя только групповыми интересами и местничество, примитивность способов действий и тяготение к стихийности в развитии.

Оценивая такое положение, Ленин писал: «В силу этого кустарничества масса проявлений рабочего движения в России остаются чисто местными событиями и сильно теряют в своем значении, как образца для всей русской социал-демократии, как стадии всего русского рабочего движения. В силу этого кустарничества рабочие не проникаются в достаточной мере сознанием общности своих интересов по всей России, недостаточно связывают с своей борьбой мысль о русском социализме и русской демократии. В силу этого кустарничества различные взгляды товарищей на теоретические и практические вопросы не обсуждаются открыто в центральном органе, не служат для выработки общей программы партии и общей тактики, а теряются в узкой кружковщине или ведут к непомерному преувеличению местных и случайных особенностей»1. Ленин решительно поставил тогда вопрос о том, чтобы непременно преодолеть психологию кустарничества, отбросить прочь традиции сектантства и заменить кружковые формы жизни российской социал-демократии формами жизни партийным, перейти от кружковщины к партийности.

Следует отметить, что раньше всех о необходимости создания в нашей стране рабочей партии стал говорить Плеханов. Еще в 1883 г., показывая несостоятельность народнической идеологии, он писал, что преобразование России в интересах народа не может быть осуществлено без сильной и хорошо организованной рабочей социалистической партии. Поэтому русские революционеры должны с почвы народнической идеологии стать на почву современного социализма и стремиться, по крайней мере, к выработке элементов для создания такой партии в будущем. Впоследствии Плеханов неоднократно обращался к этой задаче. А в 1888 г., опять же полемизируя с народниками и указывая им, что Россия уже прочно избрала капиталистическое развитие, он отмечал: но если это так, то путь у российских социал-демократов только один – сплочение и организация рабочего класса в политическую партию.

Однако (поскольку Плеханов и его «Группа» действовали за границей, в отдалении от российских реалий) обеспечивать достижение этой цели суждено было Ленину. В 1895 г. в обстановке начавшегося тогда массового подъема пролетарского движения в России, по его почину и под его руководством все марксистские рабочие кружки Петербурга объединились в «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Он и стал первым в России осуществлять непосредственное соединение социализма с рабочим движением, переходить от пропаганды марксизма среди небольшого числа передовых рабочих в кружках к политической агитации среди широких про-летарских масс. «Союз» руководил стачками, выпускал листовки и брошюры, собирал на фабриках и заводах нужную информацию, связывал выступления рабочих против конкретных капиталистов с борьбой против царизма в целом. Общее значение «Союза» заключалось, таким образом, в том, что он, по выражению Ленина, представлял собой зачаток революционной партии, которая опирается на рабочее движение и руководит классовой борьбой пролетариата. «Союз» распространил свое воздействие далеко за пределы столицы. По его образцу произошло объединение рабочих кружков в аналогичные организации во всех главных промышленных центрах и на окраинах страны. Социал-демократы вследствие этого начинали жить одной жизнью с рабочими и действовать уже во многом сплоченнее, чем раньше. Требовалось закрепить и развить достигнутое. Тем самым задача слияния всех марксистских организаций России в единую полнокровную партию с единым центром и единой программой чрезвычайно актуализировалась.

Попытка решить эту задачу была предпринята в марте 1898 г. в Минске на I съезде российских социал-демократов, подготовка к которому велась по ленинской инициативе и под воздействием написанных им работ. Самого Ленина на съезде не было, поскольку он находился тогда в сибирской ссылке. Съезд провозгласил создание Российской социал-демократической рабочей партии – РСДРП, избрал ее Центральный Комитет и выпустил «Манифест». Это имело большое политическое, революционно-пропагандистское значение и было встречено социал-демократами страны с радостью. Но фактически партия создана не была. Съезду не удалось объединить и связать отдельные марксистские кружки и группы. У социал-демократов все еще не было единой Программы, Устава и тактики, не было руководства из единого центра, не было единой линии по ключевым проблемам пролетарского движения. Избранный съездом Центральный Комитет, из-за последовавшего вскоре ареста его членов, развернуть свою деятельность не смог. Российское социал-демок-ратическое рабочее движение продолжало оставаться раздробленным. Под напором буржуазных и мелкобуржуазных течений в нем усилились идейные шатания, увеличилось влияние оппортунистических элементов.

Дальнейшая работа по фактическому созданию единой пролетарской социал-демократической партии России осуществлялась при непосредственном, активнейшем участии в ней Ленина. Причем с самого начала он имел в виду партию нового типа. То есть такую, которая была бы продолжательницей подлинно революционных, марксистских традиций в рабочем движении и в корне отличалась от полностью погрязших уже к тому времени в оппортунизме западноевропейских партий II Интернационала. Такая партия, указывал Ленин, представляет собой единственный залог победы социализма и путь к победе, свободный от шатаний. К такой партии неизбежно потянется все, что есть в обществе живого и честного.

Будучи еще в ссылке, Ленин пришел к выводу, что решающую роль в создании партии должна сыграть общерусская политическая газета. Ее назначение – послужить средством и идейного, и организационного сплочения социал-демократов. Сети агентов, корреспондентов газеты надлежало стать тем остовом, вокруг которого партия и могла бы собираться. Ибо, говорил Ленин, «газета не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор»1. Такой газетой стала основанная в 1900 г. и фактически возглавляемая Лениным «Искра». На ее страницах он всесторонне обосновал план построения партии и отстоял его в борьбе с оппортунистами. Ключевые положения плана получили затем обстоятельное развитие в ленинской книге «Что делать?», оказавшей исключительное воздействие на все социал-демократические организации России. По инициативе и при участии Ленина редакция «Искры» разработала проект Программы партии и подготовила съезд РСДРП. Ко времени созыва съезда большинство местных российских социал-демократических организаций присоединилось к «Искре», одобрило ее тактику, проект Программы, организационный план и признало ее своим органом.

II съезд РСДРП состоялся 17(30) июля-10(23) августа 1903 г. Вначале он заседал в Брюсселе, а затем из-за преследований полиции вынужден был переехать в Лондон. На съезде Ленин выступал с речами по всей повестке дня, последовательно боролся с оппортунистами за монолитную и боевую партию рабочего класса. Он сплотил вокруг себя основную часть съезда, в результате чего почти по всем обсуждавшимся вопросам были проголосованы правильные решения. Съезд принял Программу, Устав и избрал центральные органы партии. На нем произошел раскол между твердыми, последовательными искровцами (т.е. марксистами) – сторонниками Ленина и нетвердыми, непоследовательными искровцами (т.е. оппортунистами) – сторонниками Мартова. Отметим еще раз: сторонники Ленина при выборах центральных органов партии получили большинство голосов и стали называться большевиками, а получившие меньшинство голосов сторонники Мартова – меньшевиками. Историческое значение съезда состоит, таким образом, в том, что он завершил процесс объединения всех российских социал-демократов в единую политическую организацию. И одновременно он положил начало совместному существованию в пролетарском движении России подлинно марксистско-революционной политической мысли и марксистско-революционной политической партии, т.е. большевизма. «Большевизм,– писал впоследствии Ленин, – существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года»2.

Сразу же после II съезда между образовавшимися на нем двумя крыльями партии началась ожесточенная борьба. Большевики во главе с Лениным добивались, чтобы партия действовала на строго революционной, марксистской основе, меньшевики же направляли ее на путь оппортунизма. Не решаясь открыто разорвать с большинством, меньшевики вскоре после съезда создали втайне от партии свою фракционную организацию. Тем самым они тащили пролетарское движение назад, к раздробленности и сектантству, к кружковщине и кустарничеству. Необходимо было дать меньшевикам бой, что и сделал Ленин в своей книге «Шаг вперед, два шага назад». В ней он отстоял, закрепил идею партийности против идеи кружковщины и пополнил учение о партии новыми важными положениями. На последовавших затем III (1905 г.), IV (1906 г.) и V (1907 г.) съездах партии, а также в периоды между ними борьба большевиков и меньшевиков по всем основным аспектам российского рабочего социал-демократического движения не утихала. В конечном счете это привело к тому, что в 1912 г. на руководимой Лениным VI Всероссийской конференции РСДРП в Праге произошло окончательное изгнание оппортунистов из партии. И, стало быть, можно сказать, что конференция покончила с формальным объединением большевиков в одной организации с меньшевиками. Она завершила становление полностью самостоятельного существования большевиков и как течения политической мысли, и как партии нового типа. Чтобы совсем отделить себя от меньшевиков, большевики с апреля 1917 г., в преддверии решающих боев за власть, стали официально именоваться: Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков) – РСДРП(б).

Но даже такого важного дополнения к названию партии было к тому времени уже недостаточно. Требовалось название принципиально иное, которое бы максимально соответствовало сути партии и стоящим перед ней задачам. Вопрос об этом Ленин впервые выдвинул еще в 1914 г. А в том же апреле 1917 г. он писал: «Мы должны назваться Коммунистической партией, – как называли себя Маркс и Энгельс… Мы должны повторить, что мы марксисты и за основу берем “Коммунистический Манифест”, извращенный и преданный социал-демократией…»3. Необходимость изменения названия партии Ленин обосновал такими соображениями:

Во-первых, применительно к марксистской партии название «социал-демократия» в своих частях научно неправильно. Неправильность первой части названия (социал-демократия) состоит в том, что конечная цель марксистов заключается не только в переходе от капитализма к социализму, а и в обеспечении перерастания последнего в коммунизм, в построении полного коммунистического общества. Неправильность второй части названия (социал-демократия) состоит в том, что демократия представляет собой одну из форм государства, а марксисты выступают в принципе против всякого государства и, следовательно, против демократии. Они признают необходимость государства и демократии лишь на этапе социализма; при коммунизме же то и другое должны замениться негосударственными формами управления обществом. Во-вторых, название «социал-демократия» полностью дискредитировано, изгажено лидерами большинства партий II Интернационала, предавшими социализм и перешедшими на сторону своей буржуазии и своих правительств. Тем самым дальнейшее его употребление сбивает массы с толку, облегчает их обман, тормозит движение вперед, ибо массы видят, как именующие себя социал-демократами люди проводят политику, противоречащую интересам народа. Надлежит отмежеваться от предателей рабочего класса, сбросить с себя грязную рубаху и надеть чистое белье.

Ссылаясь на соответствующие произведения Маркса и Энгельса, Ленин разъяснял, что создатели научного социализма тоже считали название «социал-демократия» неточным, никогда не употребляли его для обозначения своих взглядов и всегда называли себя не социал-демократами, а именно коммунистами. Это объяснялось тем, что с 40-х гг. XIX в. (когда данное название вошло в широкое употребление) им обозначали себя мелкобуржуазные, реформистские течения, а не партии революционного рабочего класса. И если впоследствии Маркс и Энгельс «терпели» это название в пролетарском движении, то лишь потому, что после поражения Парижской Коммуны 1871 г. в Европе начался период относительно мирного, спокойного развития капитализма, требовавший не прямых революционных действий, а медленной подготовки к ним широких народных масс. Нынешняя же ситуация, пишет Ленин, совершенно иная: практическое осуществление революции, открывающей движение к коммунизму, поставлено историей в повестку дня. Поэтому применение к партии слова «коммунистическая» является совершенно правильным. А поскольку обозначающее российских революционных марксистов слово «большевик» уже приобрело право гражданства не только в России, но и за рубежом, то и оно тоже должно войти, в скобках, в название партии.

Ленинские предложения были реализованы в марте 1918 г. на VII съезде партии, принявшем название: ^ Российская Коммунистическая партия (большевиков) – РКП(б). Аналогичный подход был использован и при обозначении созданного на большевистских принципах в 1919 г., по инициативе Ленина, III, Коммунистического, Интернационала – международной революционной пролетарской организации нового типа. «Этот Интернационал,– отметил он тогда,– не только в своем названии возвращается к марксизму, но и всем своим идейно-политическим содержанием, всеми своими действиями осуществляет революционное учение Маркса, очищенное от буржуазно-оппортунистических извращений»1. В декабре 1925 г. на своем XIV съезде (в связи с образованием в 1922 г. СССР и принятием в 1924 г. его первой Конституции) партия была переименована во Всесоюзную Коммунистическую партию (большевиков) – ВКП(б). В октябре 1952 г. на своем XIX съезде она получила название: Коммунистическая партия Советского Союза – КПСС. Обусловливалось это тем, что двойное наименование партии («коммунистическая» и «большевистская») сложилось, как отмечено, исторически в результате борьбы с меньшевизмом и имело целью отгородиться от него. А поскольку меньшевистская партия в СССР давно к тому времени сошла со сцены, то двойное наименование потеряло смысл. Понятие же «коммунистическая» наиболее точно выражает глубинное содержание поставленных партией перед собой задач. Но, перестав быть большевистской по названию, КПСС была призвана оставаться таковой по сути. И последующее ее крушение, несомненно, обусловилось тем, что осуществить это ей не удалось.

В июне 1990 г. (в связи с начавшимся под воздействием антинародных сил распадом СССР) в составе КПСС была создана ^ Коммунистическая партия Российской Советской Федеративной Социалистической Республики – КП РСФСР. В 1991 г. СССР был разрушен, а КПСС и КП РСФСР запрещены. В феврале 1993 г. на базе бывших их структур возникла Коммунистическая партия Российской Федерации – КПРФ. Она является партией современного рабочего класса России, партией всех подвергающихся эксплуатации, угнетению людей физического и умственного труда.



8251858214241099.html
8252065445492875.html
8252209241721940.html
8252315673148446.html
8252364445917003.html