ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ - «Тамбовский государственный университет имени Г. Р. Державина»


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цель, задачи, объект и предмет, теоретико-методологические основы исследования, характеризуются методы и эмпирическая база, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, а также излагаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические основы исследования ситуаций межличностного конфликтного взаимодействия» представлен теоретико-методологический анализ исследований, посвященных теории конфликтов; дается социально-психологическая характеристика понятий конфликтная ситуация и конфликт; рассмотрено межличностное конфликтное взаимодействие.

В процессе выполнения различных видов деятельности возникают взаимоотно-шения, представляющие собой феномен эмоционального, гармоничного, интенсивного и разумного «сопряжения» людей, влияющие на качества личности, на жизненные цели и индивидуальные ценности. В свою очередь, качества, цели и ценности личности сами воздействуют на отношения с другими людьми, и, таким образом, все они находятся в сложном переплетении друг с другом. Основными координатами пространства межлич-ностных отношений являются статусно-ролевые различия, психологическая дистанция, валентность взаимоотношений и свободный или вынужденный способ взаимодействия, которые определяют удовлетворенность/неудовлетворенность межличностным взаимо-действием и обеспечивают формирование и развитие взаимоотношений.

Неудовлетворенность межличностными взаимоотношениями, как правило, сопро-вождается конфликтными ситуациями (Ю.Е. Алешина, И.С. Булыгина, А.И. Захаров, Н.Н. Обозов, Е.О. Смирнова и др.), представляющими собой систему внешних по отно-шению к субъекту условий и обстоятельств, создающих определенную конфликтную обстановку, побуждающих и опосредующих его активность. Конфликтная ситуация – это фрагмент жизненного процесса, который состоит из события, системы координат, реакции действующих лиц, их решений и действий, рамок и фона (среды), на котором разворачивается событийный ряд конфликтной ситуации (рис. 1).

С конфликтной ситуацией, включающей либо противоречивые позиции сторон по какому-либо поводу, противоположные цели и средства их достижения, либо несовпаде-ние интересов связано понятие конфликта, представляющего собой комплексное явле-ние, включающее в себя социальные, экономические, духовные, а также психологичес-кие элементы (Е.Н. Богданов, О.И. Денисов, Е.В. Либина и др.). Сущностью конфликта является резкое обострение противоречий и столкновение двух или более участников в процессе решения проблемы, значимой для каждой из сторон.

В психологии существует широкое разнообразие моделей, теорий и концепций, описывающих явление конфликта (А.Я. Анцупов, А.М. Бандура, Н.В. Гришина, С.А. Петровская и др.). ><исследовательских подходов размывает понимание сущности рассматриваемого явления. В обобщенном виде конфликт можно определить либо как вид межличностного взаимодействия в условиях столкновения интересов индивидов, либо как ситуацию противопоставления мотивов и взглядов субъектов в процессе межличностного взаимодействия. К основным категориям анализа конфликта обычно относят его содержание, форму, структуру, динамику и функции.



Рис. 1. Социально-психологическая модель конфликтной ситуации


Исследование конфликта показывает сложный и многогранный характер данного ><конфликта лежит противоречие. Уровень и глубина противоречия позволяют определить степень или ступень развития конфликта, выявить круг проблем, которые служат источником его возникновения. Однако противоречие определяет лишь общее направление содержания конфликта. Конкретное его наполнение обусловлено характеристиками субъектов, своеобразием процесса конфликтного взаимодействия и конкретными условиями протекания. Следовательно, содержание конфликта де­терминировано не одним, а всеми его структурными элементами. Форма конфликта также определяется целым рядом факторов: причинами конфликта, индивидуальными, половыми и гендерными особенностями личности.

^ Вторая глава «Стилевые и индивидуально-личностные особенности конфлик-тующих сторон, детерминирующие ситуации конфликтного взаимодействия» посвящена исследованию стилевых особенностей поведения и речевого воздействия оппонентов в конфликтных ситуациях, индивидуально-личностных, половых и гендерных различий конфликтующих сторон в регуляции конфликтного поведения, механизмам психологической защиты, используемым мужчинами и женщинами в конфликтном взаимодействии.





Рис. 2. Структурная модель онтологического поля исследования психологии конфликта


Основной характеристикой психологического анализа, одной из пере­менных конфликта, а именно – личности конфликтующих сторон, по-прежнему остается стиль поведения или стиль конфликтного взаимодействия (А.Я. Анцупов, А.И. Шипилов), который строится на представлениях людей друг о друге и соответствующих обобщенных или специфических ожиданиях.

Методологической базой изучения индивидуального стиля, в том числе и стиля поведения в конфликте, является разработка данного понятия в работах Е.А. Климова, А.В. Либина, Б.М. Теплова, В.Д. Шадрикова и других исследователей. Индивидуальный стиль поведения в конфликте – это способ поведения в конфликтной ситуации, учитывающий личностные особенности участников конфликта, обусловленный определенными свойствами, входящими в структуру индивидуальности (И.В. Грошев, Т.И. Марголина и др.) и проявляющийся как в индивидуальных чертах каждого участника конфликтного взаимодействия, так и непосредственно в самом процессе конфликта. Данные свойства выступают не рядоположено, а образуют сложные динамические образования – интегральные подструктуры, характер которых определяется особенностями конфликтной ситуации, целями участников конфликта, зависит от выполняемой роли и функций, от характеров участников конфликта и других не менее значимых факторов.

Существуют разные точки зрения по поводу того, представляют ли стили конфликтного поведения стабильную характеристику личности или нет. Некоторые считают, что выбираемая стратегия – это относительно стабильный аспект личности, т.е. существуют личности, демонстрирующие в конфликте только кооперативную или соперничающую стратегию (А. Filley). Однако данные, полученные в ряде исследований, заставляют усомниться в таком понимании (А.Е. Личко, С.С. Arnold, J.W. Bowers, K.E. Jones, B.H. Melcher и др.). Понимание стиля конфликта как ориентации человека по отношению к конфликту, его установки на определенные формы и методы поведения в ситуации конфликта синтезирует с одной стороны, признание существования относительно стабильных оснований стилей конфликтного поведения, а, с другой, – создание возможности коррекции этих стилей. В таком случае, стиль в контексте конфликтологии представляется как при­вычный способ поведения по отношению к участнику конфликта; то, каким образом оказывается влияние друг на друга и происходит побуждение к желательному типу поведения.

В данном исследовании стиль конфликтного взаимодействия рассматривается как относительно устойчивая модель конфликтного взаимодействия, характеризующаяся особенностями динамики, спецификой реализуемых функций и своеобразием проявления формы данного взаимодействия. Для того чтобы понять, почему именно стилевые особенности поведения в конфликте являются одним из значимых моментов ряда теоретических и эмпирических исследований в области психологии личности, необходимо анализировать не только само понятие «стиль», но и попытаться «связать» стилевые составляющие с речевыми, индивидуально-личностными, характерологическими, поведенческими и иными особенностями участников конфликта. Поэтому реализация в процессе конфликтного взаимодействия стилей речевого воздействия была выбрана в качестве основания для дифференциации стилевых форм проявления типов конфликтного взаимодействия, которые преломлялись через призму половых и гендерных различий.

Речевое воздействие в ситуации конфликта играет первостепенную роль как действия, связанного с намерениями, желаниями и отношениями. Поэтому одной из целей исследования явился анализ процесса речевого воздействия оппонентов в конфликте, выделение стилей речевого воздействия в конфликтных ситуациях, их корреляция со стилями поведения в конфликте, а также выявление личностных и ситуационных детерминант данных стилей.

^ Стиль речевого воздействия понимается как система ближайших коммуника-тивных целей и способов их достижения в процессе конфликтного взаимодействия. Конфликт в своем развитии проходит несколько этапов (стадий), характеризующихся специфическими особенностями речевой коммуникации. На рисунке 3 представлена модель составляющих факторов, непосредственно влияющих на тактики речевого воздействия.

Предпочтение участником конфликта определенной стратегии, способа поведения и речевого воздействия в относительно типичных конфликтных ситуациях может им осознаваться, а может и не осознаваться, но в любом случае, этот выбор опирается на индивидуально-личностные, гендерные, характерологические, возрастные и иные осо-бенности участников конфликта. Следовательно, установление закономерностей проявления индивидуально-личностных различий в поведенческом репертуаре, в том числе и в конфликтном взаимодействии, является значимым фактором исследовательского поля конфликтологии.

Анализ индивидуально-личностных различий в конфликтном взаимодействии выявляет то, что проявляется в поведенческих паттернах и намерениях, установках и стилевых характеристиках личности. Осуществлению, как конфликтного, так и речевого коммуникативного поведения предшествует анализ ситуации конфликтного взаимодействия (иногда развернутый, сознательный, иногда практически неосознанный). По мнению ряда зарубежных ученых (S.L. Golding, W. Mischel и др.), индивидуальные различия в конфликтном поведении и речевом воздействии связаны с индивидуальными различиями в




Рис. 3. Модель составляющих факторов, непосредственно влияющих на тактики

речевого воздействия


восприятии конфликтной ситуации (рис. 4). Именно в речевой коммуникации конфликтных ситуаций личностные и гендерные особенности часто и проявляются.

Относительно гендерных различий по склонности к эскалации конфликта, стилях реагирования на конфликт и т.д., в обыденном сознании существует определенная путаница. Мнения по этому вопросу и в научной литературе тоже неоднозначны, из чего можно предположить, что проявление гендерных различий в этом случае зависит от обстоятельств и способа реакции.

Изучение взаимосвязи фактора пола/гендера и использования психологических защитных механизмов в конфликтном взаимодействии также является значимой проблемой. Существующие исследования показывают противоречивость и неоднозначность взглядов на эту проблему (Н.А. Осипова, Ю.В. Курбаткина, О.С. Серемягина, Н.В. Смирнова, А.И. Тащёва, N. Dvoriantchikov, S. Nosov). В различных исследованиях половые и гендерные различия в защитных механизмах, прежде всего, рассматриваются на основании направления действия защиты (вовне или вовнутрь). Защиты, направленные на других людей, которые выводят во внешний план и конфликт и его переживание более характерны для мужчин. И наоборот, те защиты, которые подразумевают изменения во внутреннем восприятии происходящих событий более характерны для женщин. Однако при этом в исследованиях не рассматривается возможность того, что гендерные различия в свойствах личности могут приводить к возникновению гендерных различий в использовании механизмов психологических защит в конфликтном взаимодействии.




Рис. 4. Схема индивидуально-личностных особенностей влияющих на конфликтное и речевое поведение личности


В третьей главе «Эмпирическое исследование индивидуально-личностных и гендерных особенностей стилевых паттернов поведения в межличностном конфликтном взаимодействии» анализируются полученные результаты исследования, на основе которых определены пути решения проблем взаимоотношений при разработке конкретных моделей разрешения конфликтных ситуаций.

В таблице 1 представлены основные стили поведения в конфликтном взаимодейст-вии, обнаруженные у испытуемых. Следует отметить, что данная классификация, как и любая другая, приводи­мая в литературе, страдает ограниченностью. Объясняется это тем, что классифи­кация конфликтных стилей взаимодействия весьма сложна в описа­нии и систематизации.


Таблица 1

Основные стили поведения в конфликтном межличностном взаимодействии






п/п



Поведенческие стилевые паттерны

Общее число испытуемых и отдельно по мужской и женской подвыборке (М/Ж)

Процент от всей выборки и отдельно по мужской и женской подвыборке (М/Ж) − (%)

1.

Непонимание

167 (69/98)

83,5 (75/90,7)

2.

Уклонение (уход)

143 (44/99)

71,5 (47,8/91,6)

3.

Поиск «виновного»

92 (37/55)

46,0 (40,2/50,9)

4.

Пристрастное отношение к «своим» и

«чужим»

72 (47/25)

36 (51/23,1)

5.

Доминирование

56 (39/17)

28 (42,3/15,7)

6.

Компромисс

49 (17/32)

24,5 (18,4/29,6)

7.

Агрессивное подавление «слабого»

38 (28/10)

19 (30,4/9,2)

8.

Приспособление (подчинение «сильному»)

36 (9/27)

18 (9,7/25)


Самыми распространенными являются поведенческие стили «непонимания» (человеку не понятно поведение и мотивы оппонента) и «ухода». Поведенческий стиль «непонимания» вызывает стремление прервать отношения, уйти от болезненных контактов. Поведенческий стиль уклонения (ухода) обнаружен у 143 испытуемых (71,5%). Стиль поведения поиска «виновного» в конфликте обнаружен в том или ином виде у 92 испытуемых (46,0%), которые продемонстрировали склонность к критике, осуждению, сплетням, жалобам, обвинениям, злословию, то есть к разным формам поиска «виновного» в ситуации конфликта (мужчины − 40,2%; женщины − 50,9%). При этом, одни, как правило, женщины, счи­тают виновными себя, другие, чаще мужчины − своего партнера. Поведенческий стиль пристрастного отношения к «своим» и «чужим» обнаружен у 72 испытуемых (36%). Проявляется этот стиль в склонности оправдывать «сво­их» и обвинять «чужих». Стиль поведения доминирования встречается в той или иной форме у 42,3% мужчин и 15,7% женщин и используется как средство доказать свое превосходство и большую личностную значимость. Характерным для этого поведенческого стиля является стремление управлять отношениями. Более 24%, используют в конфликтном взаимодействии компромиссный стиль поведения, который позволяет разрешить конфликт с учетом личностных интересов обоих сторон. Данный стиль является наиболее конструктивным из всех выявленных стилевых поведенческих паттернов. Стиль агрессивного подавления «слабого» обнаружен у 38 испытуемых. Этот стиль проявляется в агрессивных нападках на более «слабых» оппонентов. Мужчины используют его в более чем 30% конфликтных случаев. В современных условиях стиль подавле­ния «слабого» проявляется как у мужчин, так и у женщин. Поведенческий стиль подчинения «сильному» выявлен у 18% респондентов, которые характеризовали свое состояние в ситуации конфликта как подавление своих желаний и потребностей в угоду оппоненту, отказ от права быть самим собой, жить своей собственной жизнью, принадлежать самому себе. Стиль подчинения «сильному» тесно связан с извест­ным стереотипом «подчиненного статуса женщины». При этом исследование показало, что в современном российском социуме подчиненный статус склонны иметь не только женщины, но и мужчины. Кроме того, было выявлено, что в большинстве фемининные мужчины, склонные к подчинению, взаимодействующие с маскулинными женщинами, для которых характерен стиль «доминирования» проявляли поведенческий стиль агрессивного подавле­ния «слабого» в состоянии алкогольного опьянения.

Анализ данных, полученных психобиографическим методом, позволил выде­лить условия и предпосылки формирования и образования стилевых особенностей межлич-ностного конфликтного взаимодействия.

У 73,5% респондентов обнаружена установка на недо­верие к себе как чувство собственной несостоятельности. Она проявляется в не­уверенности, недовольстве собой, самоуничижении. При этом в большинстве испытуемые женщины (93,5%) счита­ют себя недостойными уважения, боятся сказать «лишнее слово», предложить на обсуждение свою идею. Вторая весьма распространенная установка – недоверие к людям и миру в це­лом как переживание враждебности окружающего мира – обнаружена у более 85% мужчин. Эта установка проявляется в склонности «бороться за справедливость», желании скрыть от окружающих свои истинные чувства, избегать людей, видеть в каждом человеке потенциального врага, самим причинять боль другим и пр. Данная установка, лежащая в основании поведенческого стиля, ограничивает возможности человека в разрешении конфликта и выборе конструктивного типа поведения. 27,1% мужчин и 64,8% женщин имеют установку, которую условно можно назвать «об­реченность на одиночество». Она проявляется в склонности к эмоциональной разъединенности с окружающими, отстранении, ощущении собственной ненужности, за­брошенности. Эта установка ограничивает межличностные контакты и мешает сблизиться с людьми.

Специфика проявления стилей межлич­ностного взаимодействия в ситуации конфликта и ее связь с качествами личности проявилась в следующем. Поведенческий стиль «непонимания» чаще всего наполнен чувством страха, которое обычно переживается, как быть непонятым в своих лучших намерениях и в результате потерять меличностный контакт или быть понятым в своей истинной сущности. Характеризуется недоверием, эмоциональной не­устойчивостью, агрессивностью, экстрапунитивными и интропунитивными реак­циями. Завышенный уровень притязаний, неустойчивая демонстративно высокая самооценка сочетаются с пассивно-оборонительной позицией, побуждающей к противодействию внешним влияниям среды. У некоторых респондентов женского пола стиль поведения «непонимания» связан со страхом проявления своей истинной сущ­ности, который в затруднительных ситуациях прерывает или блокирует проявле­ние активности, самостоятельности. Стиль поведения доминирования сопряжен с переживанием чув­ства страха, раздражения и обиды, неосознаваемой тревожно­стью, напряженностью, эмоциональной неустойчивостью, агрессивностью, преобладанием экстрапунитивных реак­ций. Глубинный анализ использования этого стиля, выражающийся в форме критики, осуждения, жалоб показывает, что чувство раздражения и обиды сопряжены с разнообразными страхами и неосознаваемым чувством стыда. Повышенный уровень притязаний сочетается с неустойчивой самооценкой, демонстративностью, недоверчивостью, сверхчувствительностью к критическим замечаниям, импульсивностью реакций, конфликтностью, активно-оборонительной позицией. Поведенческий стиль приспособления чаще всего сопровождается тревожностью, беспокойством, нервозностью и мнительностью, страхами громкого голоса, крика, страхом одиночества и страхом будущего. Эти интенсивные раздражители, пробуждают инстинктив­ные страхи, усиливают страх признания собственной неполноценности, страх быть отверженным(ой), сделать что-нибудь не так, не по правилам и быть осужденным за это, страх оказаться ненужным, причинить боль близкому челове­ку, обидеть его и т.п. Подобные страхи переплетаются с чувствами стыда, вины и обиды. Преобладают интропунитивные реакции. Склонность к самообвинениям сочетается с реакциями раздражительности, подозрительности, обидчивости. Низкий уровень притязаний и неустойчивая, завышенная или заниженная самооценка сочетаются с чувством неудовлетворенности, неуверенности в себе. Стиль поиска «виновного» сопровождается переживанием интенсивного чувства вины, часто неосознаваемого. При этом осознает­ся обычно чувство обиды и раздражения (агрессия, смещенная на партнера, источ­ником которой является чувство вины), которое выражается в обвинениях, крити­ке, осуждении в адрес другого. Характеризуется враждебностью, склонно­стью к обвинениям, экстрапунитивными и интропунитивными реакциями. Высо­кий уровень притязаний и неустойчивая самооценка в ситуации конфликта вызы­вают склонность к критике, гневу, иронии и другим активным оборонительным ре­акциям. Психобиографический анализ показал, что чувства вины и страха, сопровождающие этот стиль поведения, побуж­дают человека разорвать отношения, уйти от болезненных контактов. Стиль пристрастного отношения к «своим» и «чужим», релевантный поведенческому стилю поиска «виновного», помогает человеку снизить интенсивность страха от­вержения, одиночества и снять тяжесть от переживания чувства вины. Характеризует­ся недоверчивостью, настороженностью и обидчивостью, экстрапунитивными и интропунитивными реакциями. Высокий уровень притязаний и неустойчивая са­мооценка в ситуации конфликта вызывают обиду, раздражительность и другие пас­сивные оборонительные реакции. Данный стиль поведения в конфликтном взаимодействии связан с глубинным страхом смерти, разрушения, уничтожения и чувством вины. При этом человек часто считает виноватым самого себя, но пытается снять с себя вину. Поведенческий стиль агрессивного подавления «слабого» чаще всего сопровождается переживанием эмоционального состояния раздражения в адрес «слабой» личности, которой обычно отводится статус подчиненного или жертвы. Характеризуется агрессивно­стью, носящей защитный характер, легко зарождающимся чувством враждебности, повышенной обидчивостью, преобладанием экстрапунитивных реакций. Неустой­чивая самооценка сочетается с болезненным чувством самолюбия и собственного достоинства, повышенной ранимостью. При этом тот, кого «бьют», переживает также чувство раздражения, однако сознательно или неосознанно подавляет его. А «сильный», как показывает анализ, обрушивается на «слабого» не по злому умыслу, а из-за страха потерять контроль над ситуаци­ей. Поведенческий стиль уклонения чаще всего построен на страхе пережить новую боль при восстановлении контактов. Этот страх снова оказаться непонятым, непринятым, переживается вместе с чувством обиды. Оби-жаясь, человек прерывает отношения, надеясь при этом, что обидчик раскается, пожалеет о содеянном и сам предпримет действия, возобновляющие контакты. Стиль поведения «ухода», являясь про­должением поведенческого стиля поиска «виновного», в то же время побуждает человека оп­равдывать самого себя, что становится возможным, благодаря стилевому поведенческому паттерну «при­страстного» отношения к «своим» и «чужим». Характеризуется высоким уровнем тревоги, ранимостью, сензитивностью, беспокойст-вом, раздражительностью, экстрапунитивными и интропунитивными реакциями.

Анализ данных, полученных психобиографическим методом, показал, что, пе­реживая ситуацию конфликта, один и тот же человек может использо­вать несколько стилей поведения, а переживаемые при этом эмоции и чувства складываются в своеобразный «аффективный комплекс», который приводит к конфликтам и отчуждению во взаимоотношениях (табл. 2).


Таблица 2

Эмоциональная составляющая стилевых поведенческих паттернов межличностного конфликтного взаимодействия




п/п

Эмоциональные

пере­живания

и чувства

Число

испы­туемых

%

от

выборки

Стили, в состав которых входят указанные эмоции

1.

Страх

116

58

Все основные стили и, в особенности «непонимание»

2.

Гнев или раздражение

157

78,5

Все основные стили и, в особенности агрессивное подав­ление «слабого»

3.

Вина

79

39,5

Все основные стили и, в особенности поиск «виновного» и пристрастное отношение к «сво­им» и «чужим»

4.

Стыд

57

28,5

Все основные стили и, в особенности – доминирование и подчинение «сильному»

5.

Обида

73

36,5

Все основные стили и, в особенности «уход»

6.

Жалость

и сожаление

35

17,5

Все основные стили и, в особенности «уход»

8161363275357372.html
8161519057359123.html
8161604069033579.html
8161779397632358.html
8161856565647213.html