Феодор Смирнов Личные свойства Мухаммеда и отражение их в Коране Смирнов Феодор Антонович (1865 – после 1917) — русский богослов и педагог. Публикуемый отрывок из книги: «Зависимость мнимобожественных откровений Корана от обстоятельств жизни Мохаммеда» (Казань, 1893) - страница 4

Его научил крепкий силою... он явился ему... он некогда видел его в другой раз» (53:5, 6, 13).

Даже тогда, когда говорит он о своем значении, правах и способностях, употребляет или ту же форму третьего лица, или собственное свое имя, как, например, «Мухаммед только посланник» (3:138). В обыкновенном состоянии такая форма употребляется чрезвычайно редко и только людьми, обольщающимися своим величием и славой, каковыми, например, были древнеримские диктаторы101.

Обстоятельство это показывает, что в сложном процессе самообольщения Мухаммеда большое значение имело его честолюбие, которое и выплыло наружу в последний период его жизни в присвоении себе разных преимуществ.

Искренность самообольщения Мухаммеда свидетельствуется в Коране и теми стихами, в которых он обличает самого себя и обнаруживает иной раз такие слабости, которые прежде старался замаскировать.

Примерами в данном случае могут служить самообличение за отвержение слепца Абдаллаха-ибн-Омм-Мактум (80 гл. и др.) и исповедь по поводу брака с Зейнабой:

«Когда ты говорил тому, кого облагодетельствовал Бог и облагодетельствовал ты: “удержи за собой супругу твою и бойся Бога»!” ты скрывал тогда в своей душе то, что Бог хотел сделать явным» (33:37).

Эта же искренность арабского пророка в своем самообольщении завела его в такой лабиринт затруднений, которые лучше других фактов разоблачают его мнимопророческое достоинство. Только искренно самообольщенный и глубоко верующий в себя человек мог утверждать, что он может творить чудеса и послать на народ свой тяжелые бедствия. С другой стороны, только глубоко обманувшемуся в себе свойственно отказаться от чудо­творной силы, когда ее потребовали, и от угроз, когда их спросили.

Никто другой, как самообольщенный человек, не способен быть таким восковым шариком в руках обстоятельств, каким был Мухаммед. Его глубокая вера в себя проявилась в борьбе с лишениями, в терпении обид и в победе над препятствиями. Но его самообольщение, бывшее следствием впечатлительности его натуры, сказалось в тех извилистых путях, по которым его водили обстоятельства. Каждое явление в его жизни производило на него впечатление и изменяло его самосознание. Сложная перемена в его положении производит сложную перемену в его сознании. Малейший случай, минутное неудовольствие, совет, жалоба, обвинение, ссора жен — все на него действует и отражается не только на его нервной системе, но и на его мировоззрении. Все это характеризует не крепкого духом посланника Божия, каковы были пророки и священные писатели, не сосредоточенного на одной идее философа, каким был, например, Будда, не составившего честолюбивые планы обманщика, а слабую впечатлительную душу болезненного и самообольщенного самозванца.

Наконец, вот еще черта, присущая всем увлеченным энтузиастам, до самообмана преданным своим мистическим идеалам, — это увлекательное красноречие. Лазоретти, Брианд, Лойола, Петр Пустынник, Жанна д’Арк, Сведенборг — все они отличались мощной силой слова, как Мухаммед. Вытекающая из фанатической преданности своему убеждению, из расстроенного разными образами сердца, эта сила, в соединении с излишними сверх привычных ощущений поступками умоисступленных людей, производит потрясающее впечатление на массы остальных людей, поглощенных заботами об удовлетворении своих потребностей, увлекает эти массы и еще более развивается в этом увлечении. Красноречие Мухаммеда также выразилось в Коране, но в различное время в различной степени.

Таким образом, мы видим, что каким Мухаммед является пред нами в фактах своей деятельности и жизни, таким он оказывается в Коране. Коран — это зеркало Мухаммеда, или, по арабской пословице: «Его характер — Коран»102. «Скажи мне что-нибудь о характере Мухаммеда», — спрашивали иногда Айшу арабы. «Или ты не имеешь Корана, или ты не араб и не знаешь арабского языка?» — спрашивала тогда в свою очередь она и, когда ей отвечали в положительном смысле, она говорила: «Так зачем же ты беспокоишь меня такими вопросами? Характер пророка есть не что другое, как Коран». Это предание мусульманское прекрасно говорит, как понимали отношение Корана к Мухаммеду самые близкие к нему люди.

Что же мы должны сказать о вере современных нам мусульман в личность Мухаммеда и в Коран, который, по их догматике, не написан Мухаммедом, а существует от вечности на престоле Божием и лишь по частям был продиктован ему архангелом Гавриилом?

Мы должны сказать то, что видим; а видим мы следующее.

Между обстоятельствами жизни Мухаммеда и его откровениями в Коране существует неразрывная связь.

Страна, в которой жил Мухаммед, своими впечатлениями на него положила неизгладимую печать не только на язык и выражения, но на мысль и на догмат вероучительной книги ислама.

Арабскоязыческие, иудейские и христианские элементы исчерпывают собою почти все содержание Корана с сохранением следов самого способа ознакомления с ними Мухаммеда. Своеобразная же комбинация их в Коране объясняется различными обстоятельствами в жизни основателя ислама.

Перемена в общественном положении Мухаммеда с переселением его из Мекки в Медину сопровождалась такою переменой в его откровениях, что причинная связь последних с первыми делается несомненной. Изменение откровений касалось не только содержания, но и формы, внешней отделки их. Различные отношения между Мухаммедом и иноверцами в разное время вели его к разным взглядам на их учение, на религию вообще и на собственную миссию.

В историю пророков Мухаммед вносил черты из собственной деятельности. В изображение всеобщего суда и загробной жизни он перенес картины из испытанной им действительности.

Семейные обстоятельства Мухаммеда послужили не поводом, а причиною многих законов Корана, взглядов на супружеское счастие и нескольких стихов увещательного характера по отношению к женам его.

Разные случайные обстоятельства, как-то: советы, жалобы, улики, слова и поступки разных лиц и разные приключения в походах — были для Мухаммеда причиною, а не поводом к объявлению очень многих стихов Корана.

Черты жизни, способностей и характера Мухаммеда отобразились в Коране, как в зеркале, и проявились не только в изложении его, но и в содержании.

Следовательно, учение мусульман о Коране как вечном и несотворенном слове Божием или как о копии со свитков, находящихся на небе, — учение, с точки зрения которого не должно быть и речи о влиянии на Коран кого бы и чего бы то ни было, находится в противоречии с фактами и не имеет основания. Коран должен быть признан произведением самого Мухаммеда.

Что же касается личности Мухаммеда, то нет недостатка в таких фактах и личных качествах его, которые противоречат мусульманскому же идеалу пророка. От остальных арабов его отличала только ошибка самосознания. С убеждением приписать свое произведение Богу значит быть самообольщенным и находиться не в нормальном состоянии самосознания.


1 Пасторет. Зороастр, Конфуций и Магомет. Т. 1. М., 1793. С. 139.

2 Ренан даже иронизирует над одним полемистом за одну попытку поставить мусульманину вопрос: почему Коран написан не на более распространенном языке, а на арабском? См.: Магомет и начало ислама. С. 36–37.

3 Спенсер. Изучение социологии. 1874. Т. 2. С. 324.

4 Гизо. История цивилизации Европы.

5 История цивилизации в Англии.

6 См. «Дневник писателя» Достоевского.

7 Здесь разумеются не вообще мусульмане, а арабы, которым, по толкованию Абдул Кадира, Мухаммед высказывает этим стихом похвалу за войну с неверными. E.M. Wherry. А comprehensive commentary on the Quran. London, 1882.

8 См. Коран: 6:65; 12:2; 16:105; 19:97; 26:192, 195; 39:29; 41:44; 44:58; 46:11.

9 Асбабуль-Нузуль.

10 Так называется место, куда мусульмане обращаются во время молитвы. Мухаммед сначала назначил кыблою Иерусалим, а потом Мекку.

11 Arnold. Islam, its history, character, and Relation to Christianity. London, 1874. С. 201–202 (по Мишкатуль-Масабиг — 2 т. 651 и Айну-ль-Хайят — 26 л.).

12 Автор книги «Отношения ислама к науке» (1887) с.-петербургский мулла Атаулла Баязитов, повторяющий приведенные слова два раза: см.: 9 и 14.

13 Исход 32, 1–5.

14 Пасторет. Т. 1. С. 17.

15 См. Коран, 105 гл.

16 Русский перевод и разбор этого рассказа Г.Михайловым см.: Оренбургские епархиальные ведомости. 1889. № 10 и 11.

17 Коран. 7:156, ср.: 62:2.

18 Weil. Das Leben Mohammed. С. 46, 178 и 330.

19 Abon I’Feda. Vie de Mabomed. Пер. с араб. на франц. С. 91. Perceval. Т. 3. С. 391–392.

20 Коран. 71:18–19.

21 Коран. 50:6; 76:3.

22 Коран. 21:32; 16:15; 67:3–4; 78:7.

23 Коран. 3:21; 27:60; 31:28; 35:14.

24 Коран. 2:27; 41:11, 67; 71:14–19.

25 Коран. 65:12.

26 Коран. 55:6–7.

27 Коран. 37:7–10.

28 Коран. 70:3–4.

29 Вамбери. Очерки и картины восточных нравов. СПб., 1871. С. 114.

30 См.: Перри-Фогга. Путешествие по Египту, Аравии и Персии. СПб., 1876. С. 100. Знание. 1873. С. 45–46. Православный собеседник. 1887. Кн. 2. С. 346.

31 «Когда Мы повелеваем забыть какое-либо знамение...» (2:100); «Ты забудешь только то, что хочет Бог...» (87:6–7).

32 Коран. 75:16–21.

33 По воспоминаниям лекций по психологии проф. В.А.Снегирева.

34 Например, Пресвятую Деву Марию он называет «Сохранившею свое девство» (21:91; 66:12).

35 Коран. 3:153.

36 Ср.: Коран. 11:29; 26:111 и 11:42–43; 23:28–30; 29:13–14.

37 Ср.: Коран. 41:9–11 и 79:27–32.

38 По их объяснению, стих нужно передать так: передай все, если всего не передашь, то как бы ничего не передашь (Абдуль-Кадир-Эррази).

39 Dictionary of Islam. С. 123 по Mischkat-al-masabih.

40 Muir. Tlie Life of Mahomet. Т. 3. С. 61 по Вакиди 74Ѕ.

41 Muir. Т. 3. С. 62 по Mischkat ul masabih. Т. 1. С. 336.

42 Машанов. Очерк религиозного быта арабов. С. 850 по Ибн-Гишаму.

43 Там же. С. 824.

44 Muir. Т. 3. С. 61–62 по Вакиди. С. 86.

45 Dictionary of Islam. С. 112 по Mischkat-ul-masabih, 21 к, 1 гл, 2 ч.

46 Weil. Mahomet der Prophet. С. 343.

47 Muir. Т. 3. С. 60 по Kitab-al Wakidi 297Ѕ, Гишами 180 и Табари 220.

48 Асбабуль-Нузуль, 113 и 114 гл.; Машанов. Очерк религиозного быта арабов. С. 857–858.

49 Там же.

50 См.: Коран. 62:1 и 74:1, в Коране Родуеля.

51 Асбабуль-Нузуль.

52 Машанов. С. 841.

53 Там же. С. 844–845.

54 Коран. 5:4.

55 Коран. 6:139 и 144:10, 39.

56 Коран. 24:60. См. Машанов. С. 847.

57 У последних была легенда о посланных с неба двух ангелах, которые разлучили одну женщину от мужа, развратили ее и за свой грех повешены с неба вниз головою.

58 Muir. Т. 4. С. 80–81.

59 Коран. 3:31; 16:100; 180:23, 29; 41:36; 81:25 и мн. др.

60 Ирвинг В. Жизнь Магомета. С. 136. СПб., 1875.

61 Dictionary of Islam. London, 1885. С. 7.

62 The Life of Mahomet. London, 1862. Т. 3. С. 70.

63 Там же. Т. 4. С. 170. Perceval. Essay sur L’histoire des Arabes. Т. 3. С. 171, 280–282.

64 Пасторет. С. 158.

65 В первый раз Абу-Софиана спасли мекканцы, во второй — один лицемер. См.: Perceval. Т. 3. С. 125 по Sirat еггаcoul 264; Асбабуль-Нузуль на 8 гл, 27 ст.

66 Perceval. Т. 3. С. 235–236; Sirat еггаcoul 217 л. и Tarikh el Khamicy 266 л.

67 Dictionary of Islam. С. 168.

68 Асбабуль-Нузуль на 2 гл. 203 стр.

69 Perceval. Т. 1. С. 383 по Sirat erracoul 47 л.

70 Асбабуль-Нузуль.

71 Другие подобные выражения см. по «Приложениям к переводу Корана» Г.С. Саблукова. Вып. 1. С. 38–39.

72 Muir. Т. 1. С. LXXIII–LXXIV, примечания, где приведены соответствующие примеры из практики Мухаммеда.

73 Православный собеседник. 1887. Ч. 2. С. 236.

74 Ирвинг. Жизнь Магомета. С. 141, по Буркгарту Т. I. С. 314.

75 Коран. 2:173–175 и мн. др.

76 Коран. 2:108.

77 Dictionary of Islam. С. 423, по Mishcat.

78 Там же по Hidayah Т. 3. С. 558.

79 Асбабуль-Нузуль; Perceval. Т. 3. С. 154, по Tarikh Khamiey 224 л.

80 Асбабуль-Нузуль.

81 Ирвинг. Жизнь Магомета. С. 216.

82 Muir. Т. 4. С. 12–13 по Katib-al Wakidi 117; Perceval. Т. 3. С. 158–159 по Сират-Эррасуль 261 л.

83 Dictionary of Islam. С. 63–64, по преданию из Сахыха Бухари 1019; Muir. Т. 4. С. 18–20 по К. W. 118 и Гишами 454.

84 Dictionary of Islam. С. 384–385.

85 Асбабуль-Нузуль.

86 Миссионерский противомусульманский сборник. Вып. 10. Казань, 1876. «Мухаммедан­ский брак». Машанова. Прилож. С. 32.

87 Там же. С. 12.

88 Sprenger.

89 Maraccius.

90 Weil. Muhammed der Prophet. С. 228.

91 Muir. Т. 4. С. 304.

92 Herbelot. Т. 4. С. 304.

93 Асбабуль-Нузуль на Коран 9:49: Между ними есть такие, которые говорят: «уволь нас и не искушай нас».

94 Muir. Т. 3. С. 223–224 по Гишами 283 с.

95 Асбабуль-Нузуль.

96 Гордий Семенович Саблуков из деликатности в своем переводе Корана выразил этот стих несколько иначе («когда ни захотите»). Но арабское слово, соответствующее нашему «как» и переводу Г.С. «когда», указывает не на время, а на образ действия, почему Маракчием было переведено словом deunde, а Сейлем и Уерри— in what manner. За такой перевод ручается и мусульманские толкование приведенного стиха. Нам не позволяет нравственное чувство изложить здесь повод к указанному стиху, приводимый в арабской книге «Асбабуль-Нузуль»...

97 Шашков. Исторические судьбы женщины. С. 73–74.

98 Например после путешествия в Таиф, по приходе в Медину, в битвах, после побед и поражений.

99 Muir. Т. 4. С. 311.

100 Асбабуль-Нузуль на 76 гл., 20 ст.

101 Эту черту подметил и превосходно выразил Шекспир в лице Цезаря, который не иначе выражается у него о себе, как в третьем лице, например: «Творением без сердца был бы Цезарь,/Когда б из страха он остался дома./Но Цезарь не останется./У Цезаря течет такая кровь,/Которой свойство можно изменить/Тем, от чего глупцы готовы таять.../Знай, что Цезарь справедлив/И ничего не делает без причины».

102 Katib al Wackidi. S. 70. Цит. Мюиром. Т.1. С. 27.
8157420181807039.html
8157501335035281.html
8157670051731302.html
8157772190005209.html
8157894856425084.html