§ 17. СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ, НЕ ОТНОСЯЩИЕСЯ НИК ОДНОМУ ИЗ ТРЕХ РОДОВ - Морфология

§ 17. СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ, НЕ ОТНОСЯЩИЕСЯ НИК ОДНОМУ ИЗ ТРЕХ РОДОВ

Три традиционных рода не отражают свойств всех русских существительных, даже рассматриваемых в фирме именительного падежа единственного числа. I1' mi. идет о существительных, называющих предметы, шощиеся единственными, конкретными, связанными леей счета, однако не имеющих формальных внутри-ИН1ЫХ средств для выражения единственности ~ мно-iтиенности: брюки, весы, ножницы, очки, сани, счёты, ш, щипцы и др. Ясно, что существительные такого щи;!, будучи с точки зрения содержания обычными сло­на мн русского языка, не могут быть отнесены ни к муж-i мшу, ни к женскому, ни к среднему роду. Необходимо нрилиать, что эти существительные составляют в рус-• i '>м языке особый род. Поскольку многие существи-i iiiiiue этого рода обозначают предметы, состоящие " i днух частей (очки, сани, ножницы, брюки, ворота), и к род называют парным (ср. с условностью наиме-Иоишшй «мужской», «женский», «средний» род). Среди 1'у|||.('ггвительных парного рода нет таких, которые обо-аничнют одушевленные предметы. Поэтому согласуемые I' ■ними существительными прилагательные, причастия, икиолы в форме прошедшего времени или заменяющие »ги существительные местоимения полностью совпа-лшш с соответствующими согласуемыми словоформа чения этих профессий и должностей существительными мужского рода. Возникало противоречие между явле­ниями жизни и средствами языка. Однако едва ли мож­но предполагать, что полное вхождение в общий род слов типа директор и тем более словосочетаний типа хо­рошей доктора (род. п.) или уважаемой секретарю (дат. п.) произойдет в ближайшее время.

§ 19. СВЯЗЬ МЕЖДУ

^ СОГЛАСОВАТЕЛЬНЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ

СУЩЕСТВИТЕЛЬНОГО И ЕГО СЕМАНТИЧЕСКОЙ

И ФОРМАЛЬНОЙ ХАРАКТЕРИСТИКАМИ

На практике — особенно в процессе преподавания русского языка как неродного — возникает задача оп­ределить согласовательные возможности существитсм. ного. Как уже отмечалось, эти возможности часто не :ia висят от значения существительного, а также от ого «внешнего облика». Однако существуют некоторые по роятностные зависимости, помогающие предсказывать согласовательные возможности существительного.

Личные существительные следует противопоставить неличным. Если личные существительные обозначают лиц женского пола, то они относятся к IV согласова­тельному классу, если же лиц мужского пола, то ко 11 согласовательному классу. В тех же случаях, когда обо­значается лицо и мужского и женского пола, существи­тельное принадлежит либо к общему роду («скрещен­ные» II и IV согласовательные классы), либо к мужскому одушевленному (II согласовательный класс). Возмож­ность двух решений в последнем случае обусловлена не­устойчивостью языковой нормы; ср.: врач (Иванова) пришла — врач (Петров) пришёл, но пошёл к своему врачу (Ивановой) — пошёл к своему врачу (Петрову), Опираться на «внешний облик» личных существитель­ных при определении их рода не следует; ср.: юноша, девушка и староста, студент и мадам. В этой сфере дей­ствует лишь критерий семантический.

Другое дело — существительные неличные. Принад лежность к тому или другому роду определяется их «внешним обликом». Слова на -а/-я принадлежат, как правило, к женскому роду: стена, но антраша; на твер­дый согласный — к мужскому; на -о, -е — к среднему: село, поле, но городишко, кофе. Однако и здесь не пол­ная ясность; слова, оканчивающиеся на -ь (или фонети-

чески на мягкий согласный), могут относиться как

и мужскому, так и к женскому роду: день, но тень. Хотя

Формальный критерий часто дает неудовлетворитель-

'.ie результаты, он не корректируется семантическими

поражениями. Последних в области родового распре-

л'Н'пия неличных существительных нет.

(Кобенно важно это иметь в виду при определении

миной принадлежности существительных, обозначаю-

'Кивотных. Существительные типа корова, овца,

.бозначают самок и принадлежат к женскому роду.

твительные типа бык, баран, козёл обозначают

и и принадлежат к мужскому роду. Однако такое

чение необязательно: существительные типа со-

пегемот, кит принадлежат к мужскому роду, типа

it, черепаха, щука — к женскому роду, а обозна-

'II.., особей обоего пола.

§ 20. ОБЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ГРАММАТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ РУССКОГО ЯЗЫКА

И русском языке грамматическая информация о сло-

1ме, как правило, заключена в ней самой. Так, рус-

ловоформа столом выражает и принадлежность

1ествительным, и неженский род, и единственное

. и творительный падеж.

>давляющее большинство существительных, окан-ицихся в форме именительного падежа единствен-шсла на твердый (не шипящий) согласный, ука-i тем самым на принадлежность к мужскому роду: . стол, город и т. д. Изменение родовой принадлеж-существительных типа доктор «подрывает» эту за-к'рность, поскольку именно так оформлена основа i их существительных, тяготеющих к общему роду, ромятся изменить свою родовую принадлежность iiiKO лексемы типа доктор. В том же направлении иуют аббревиатуры и неизменяемые заимствова-Моревиатуры женского рода типа ГЭС и ООН, за-онмния типа мадам также «подрывают» традицию, нлющую именительный падеж единственного чис-еогласный с мужским родом. В том же самом на­сини действуют и собственные существительные. 1 и .I ицмн относить существительные, оканчивающиеся форме именительного падежа единственного числа i о, -г, к среднему роду, например, нарушается не |||ыю аббревиатурами мужского рода (райфо, НАТО),



'Щи/ (У часа есть недостаток) и часа (полтора часа). Иг ударением, но окончаниями различаются в данном '"'мемте так называемые адъективные существитель-, ср.: У мастерской (часового, пирожного) есть не-• и и ж.— Три мастерских (мастерские) (соответст-||» часовых, пирожных). Учет этого факта требует и'лсния так называемого счетного падежа, мнтгисниая особенность этого падежа по сравнению ' предыдущими заключается в следующем. Во-первых, мнгло контекстов, в которых он выступает, строго огра­ничено и чрезвычайно легко поддается описанию. Во-ц|и|)ых, этот падеж возможен только у существитель-М1.1Ч, обладающих номинативным значением множест-имиюго числа.

'I. M контексте Я жду... (объект ожидания) набор фирм будет выглядеть следующим образом: жену, отца, ци, начала, автобус и автобуса, письмо и письма. , что интерпретировать этот набор как винительный " ' и-ж невозможно (конца, начала). Нельзя усмотреть ■ '■ ■ I. и родительный падеж (жену). Не остается иного '"' та, как признать данный набор форм особым, ж д а-' ■ 1Н1ЫМ падежом. Отличие нового падежа от тра-" тонных заключается в том, что его употребление ■■■ ишчено глаголом ждать (и производными от него), 'Кже отчасти глаголами бояться, слушаться, остере-' i и, опасаться.

Ю. Контекст ^ Он вышел в... (объект превращения)

"I (полагает употребление словоформ начальники, лю-

При.чнать этот набор форм именительным паде-

шачит допустить возможность употребления

штгльного после предлога и в крайне необычной

.н<сической функции; в то же время ни к какому ино-

■ иц'жу данный набор форм не сводим [в наборе для

i I'tviiiHoro — начальников, людей (Я вижу...) ]. При-

■ гея выделить еще один падеж — преврати-

ii н ы и. Выводить эти факты в область фразеологии

1ееообразно, так как слишком широк круг контек-

, где используется форма этого падежа: произвести,

ч, выбиться, принять, выбрать, рваться, смотреть

г

И июженная система падежей не может рассматри-

' и как идеальная. Для этого существуют, по край-

iiepe, две причины. Первая состоит в том, что основ-

ипиития не всегда определяются достаточно строго.

I in , и частности, неясно, рассматривать ли противопо-

429


'■I

7. Родительный п а де ж. Как известно, тради­ционный родительный падеж у некоторых существи­тельных располагает двумя формами: чая и чаю, сахара и сахару, сыра и сыру и т. д. Интерпретация этого факта в рамках предлагаемого понимания падежа зависит от определения контекстов, в которых могут употребляться указанные словоформы. Нетрудно увидеть, что не но всех контекстах можно употребить обе формы. Напри мер, контекст У... есть недостаток (предмет, обладаю­щий недостатком) допускает лишь формы на -а/-я: чаи, сахара, сыра. Контекст стакан... (предмет в данном ко личестве) допускает формы как на -а, так и на -у: чая и чаю, сахара и сахару, сыра и сыру. Следовательно, фор мы на -а и -у в одних контекстах находятся между собой в состоянии свободного варьирования (как и, например, формы водою — водой, дверями — дверьми, граммов грамм); в других — возможны лишь формы на -a. Her таких контекстов, формы в которых традиционно отно­сятся к родительному падежу и могут оканчиваться только на -у. Таким образом, следует выделять первый универсальный родительный, употребляемый во всех со­ответствующих контекстах: сестры, вина, шкафа, са­хара, песка, сыра, чая и второй родительный, включаю­щий большее количество словоформ, однако не всегда способный заменять первый: сестры, вина, шкафа, са­хара — сахару, песка — песку, сыра — сыру, чая — чаю.

Предлагаемая «процедура» различения падежей приводит не только к обоснованию выделения тради­ционных падежей — именительного, двух родительных, дательного, винительного, творительного, предложного и местного,— но и к обозначению некоторых новых яв­лений, которые необходимо трактовать как падежи, хотя их «удельный вес» в системе падежей практически чрез­вычайно мал.

8. В контекстах два..., полтора (полторы)..., оба (обе)..., три..., четыре... (предметы, о количестве кото­рых сообщается) выступают наборы форм, традиционно трактуемые как родительный падеж. В соответствии с высказанными выше соображениями, видимо, нужно в данном случае говорить о первом универсальном ро­дительном падеже. Дело, однако, в том, что указанный набор форм не совпадает ни со вторым, ни с первым ро­дительным. Несовпадение касается не только словоформ типа шага (У шага есть недостаток) и шага (два шага),



вия: ^ Солдаты шилом бреются (Н.); время действия: ра ботать вечерами; место действия: идти берегом. Однако может употребляться и в значении объекта действия: любоваться озером или субъекта действия: пьеса исгю i няется музыкантом.

Предложный падеж, употребляемый всегда нос ле предлогов, служит лишь для связи словоформ в сю восочетании и предложении, а также помогает диффе рейдировать разные омонимичные значения предлогом, ср.: (идти) в лес (направление) —в лесу (место); (м> дить) на площадь (направление) —на площади (ме­сто).

Приведенный перечень не является полным, посколь­ку он учитывает лишь главные значения основных па­дежей. Кроме того, следует иметь в виду, что в некото­рых случаях возможна нейтрализация некоторых па­дежных значений. Например, в примерах типа прини­мать душой можно интерпретировать значение падеж­ной формы и как субъектное и как обстоятельственное; в примерах типа корова доится значение падежной фор­мы можно понимать и как субъектное ('корова дойная') и как объектное ('корову доят').

Вопрос о содержании падежных форм важен и для) изучающих русский язык как неродной. При этом осо­бенно существенно выяснение того, какими падежными формами может быть выражено значение субъекта, объекта, адресата действия и т. п. Значение субъекта действия в принципе может быть выражено формами всех падежей: трава растёт; ни огня, ни дыма нет; мне холодно; больного тошнит; пьеса исполняется музыкан­том. Значение объекта действия также может быть вы­ражено различными падежными формами: улица (им. п.) освещается фонарями; лишиться покоя ■ (род. п.); подчиняться приказу (дат. п.); читать книгу (вин. п.); наслаждаться покоем (тв. п.) и даже сочета­нием предлога со словоформой: мечтать об отдыхе (предл. п.).

Важно также иметь в виду, что некоторые значении, передаваемые падежными формами, могут выражаться и иными средствами. Например, значение «орудие» м жет быть выражено формой творительного падежа и предложно-падежным сочетанием: резать ножом, резать с помощью ножа. Значение места деист вия также может быть выражено разными средствами идти берегом, идти по берегу, идти вдоль берега.

Очевидно, что падежная форма существенно зависит •и и i <'ических и синтаксических свойств «подчиняю-Ilii i лова и от смысловой и формальной организации lip' 'Кения. Таким образом, вопрос о содержательных kill1 ристиках падежных форм тесно смыкается, с од-||пп >роны, с проблемами синтаксиса, а с другой — i и| кчиами лексической семантики. Повышенный ин-М'|ич', проявляемый к этим проблемам в настоящее вре-мм, диет новые импульсы для решения вопроса о значе-Hinix падежных форм, который не является собственно Ммрфологическим.

^ ТИПЫ СКЛОНЕНИЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

К;и< уже было отмечено, падеж противопоставляет

•I i>мi.1 одной лексемы. Наиболее распространено пред-

'илеиие о числе как о характеристике, также противо-

> , шилиющей формы одной лексемы. В этом смысле

>■ 'pin 1ято говорить о склонении существительных,

пиарадигме существительного, о наборе составляю-

>s ее словоформ.

И.фадигмы разных существительных различают по

" ким основаниям: 1) по наборам окончаний; 2)

■ пениям в основе; 3) по количеству членов в пара-" Классификация типов парадигм может быть про-

i и для устной и для письменной форм языка. Эти

енфикации будут несколько отличаться одна от дру-

11роанализируем основные типы склонения сущест-1ПИГЛ1.11ЫХ (число будем считать словоизменительной (мигтрией). Условимся рассматривать письменную фирму ямыка в акцентуированной записи (именно таким • три юм представлено склонение русских существитель-1М.И и «Грамматическом словаре русского языка» А Л .Чнлизняка).

Пи принципу «набор окончаний» склонение сущест-

"м ими.них делят на три основных типа: 1) с у б-

И1 in иное склонение, т. е. склонение собствен-

гуществительных; 2) адъективное склонение,

1 уклонение существительных, представляющих со-

i субстантивированные прилагательные; 3) с м е-

II и о е склонение, т. е. склонение существительных,

м tin it х черты субстантивного и адъективного скло-

HII

433










§ 33. СУБСТАНТИВНОЕ СКЛОНЕНИЕ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

Субстантивное склонение подразделяют пи разновидности мужского, женского и среднего рода А. А. Зализняк предлагает различать окончания стаи дартные (т. е. наиболее распространенные и потому принимаемые за норму) и нестандартные.

В качестве стандартных окончаний для мужского рода принимаются следующие (первые окончания мож но условно назвать твердой разновидностью, вторые мягкой) (табл. 19):



Таблица Г

Падеж

Окончание ед. ч.

Примеры

Окончание мн. ч.

Примеры

И.

в 1-ь

завод, житель

-ы/-и

заводы, жите ч

Р.

-а 1-я

завода, жителя

-ов, -ей

заводов, житФ













лей ■

д.

-У 1-ю

заводу, жителю

-ам/-ям

заводам, жищ













лям 1

В. неодуш.

как И.

щ

как И.

одуш.

как Р.

как Р.

Т.

-ож/безуд.

заводом, жите-

-ами/-ями

заводами, м и




-ем, уд. -ем

лем




телями

П.



заводе, жителе

-ах/-ях

заводах, жшг













лях

В письменной форме языка стандартные окончания модифицируются в пять подтипов:

  1. Если основа оканчивается на -к, -г, -х (чайник,
    бульдог, грех), выступают окончания твердой разновид­
    ности с заменой -ы на -и.

  2. Если основа оканчивается на -ш, -ж, -ч, -щ (марш,
    морж, мяч, товарищ), выступают окончания твердой
    разновидности с заменой -ы. на -и, безударного о на с.
    Кроме того, в этом случае в родительном падеже мио
    жественного числа выступает окончание -ей [вмеси»
    стандартного -ов/-ев (-ёв)].

  3. Если основа оканчивается на -ц (месяц), высту
    пают окончания твердой разновидности с заменой Cw.\
    ударного о на е.

  4. Если основа оканчивается на гласный, кроме м,
    или й (случай, герой), выступают окончания мягком
    разновидности с заменой -ь на -й. Кроме того, в этом

434

■мне п родительном падеже множественного числа вы-iiiicr безударное -ев или ударное -ёв (вместо стан-pi ииго -ей).

I ели основа оканчивается на -и (сценарий), то

наступают окончания мягкой разновидности с за-

ь на -й. В этом случае наблюдается та же особен-

i родительном падеже множественного числа, что

типе. В предложном падеже единственного числа

i;ict ударное -е или безударное -и (вместо стан-

; мч> -е) .

фудно видеть, что все пять подтипов на фоноло-

ом (не буквенном!) уровне в основном сводимы

чартным окончаниям. На этом уровне могут ин-

■ м тироваться как стандартные 1-й и 3-й подтипы

: .ia предложного падежа единственного числа в 5-м

hi1. Тогда нестандартными являются 1-й подтип и

мнение 4-го и 5-го подтипов. Причина сохранения

тух подтипов заключается в особом оформлении

ильного падежа множественного числа.

Пциако не следует полагать, что этими фактами ис-

■'Цтмиаются нестандартные явления в наборе оконча-

nift у парадигмы существительных мужского рода суб-

■ ■нпинного склонения.

■стандартный набор окончаний имеет существи-ш1 путь. Существительные на -анин/-янин, а также и имеют стандартные окончания твердой разно­сти, кроме именительного падежа множественного , где у них выступает -е вместо стандартного -ы /, по армяне), и родительного падежа множест­во числа, где у них нулевое окончание вместо стан-и мо -ов (заводов, но армян). Ряд существительных нестандартное окончание именительного падежа <чтнспного числа -а/-я (вместо стандартных I: рукава, якоря. Некоторые существительные име-•стандартное нулевое окончание родительного па-мможественного числа: волос, сапог. 1 ■■•*! женского рода существует ряд стандартных 1лммй (табл. 20).

ми и у существительных мужского рода, окончания i тигельных женского рода модифицируются в те htii подтипов. При этом во 2-м подтипе (после ос-i.i ш, -ж, -ч, -щ) в родительном падеже множест­во числа выступает нулевое окончание (в безудар-нмиции) или -ей (в ударной): карт — луж, но ме-■. г. II 1 м подтипе (после основ на гласный, кроме и,

435


и -й) в родительном падеже множественного числа вы­ступает -й (вместо -ь, -ей): недель — ноздрей, но змей. В 5-м подтипе (после основ на -и) в родительном падеже множественного числа те же особенности, что и в 4-м подтипе: порций, аудиторий. Кроме того, у слов этого подтипа в дательном и предложном падежах единствен­ного числа выступает -и (вместо -е): порции, аудитории.

Таблица 20



Падеж

Окончание ед. ч.

Примеры

Окончание мн. ч.

Примеры

И.

-al-я

карта, неделя

-ы/-и

карты, недели

Р.

-ы/-и

карты, недели

в/ безуд.

карт, недель










-ь, уд. -ей




д.



карте, неделе

-ам/-ям

картам, неделям

В. неодуш.

■у/-ю

карту, неделю

как И.

карты, недели

одуш.

-у/-ю

корову, богиню

как Р.

коров, богинь

Т.

-ой/ безуд.

картой, неделей

-ами/-ями

картами, неде-




-ей, уд. -ей







лями

П.



карте, неделе

-ах/-ях

картах, неделях

У существительных женского рода могут быть и иные отклонения от стандартного набора окончаний — не­стандартное безударное окончание -ей (род. п. мн. ч.) в мягкой разновидности: корчей, сходней.

Значительная группа существительных женского ро­да, соответствующая традиционному III склонению, имеет особый набор окончаний (табл. 21):

Таблица 21

Падеж

Примеры

Окончание

Нестандартный набор окончаний в формах множе-гвенного числа имеет существительное гроздь (гроз-!Ья — им. п., гроздьев — род. п.).

В качестве стандартных окончаний для среднего эда принимаются следующие (табл. 22):

Таблица 22



Падеж

Окончание ед. ч.

Примеры

Окончание

мн. ч.

Примеры

И.

-о, безуд. -е,

болото, море %

-al-я

болота, моря




уд. -ё










р.

-al-я

болота, моря

е/безуд.

болот, морей










-ь, уд. -ей




д.

-У 1-ю

болоту, морю

-ам/-ям

болотам, морям

В. неодуш.

как И.

как И.

одуш.

как И.

чадо

как Р.

чад

Т.

-сш/безуд.

болотом, морем

-ами/-ями

болотами, мо-




-ем, уд. -ём







рями

П.



болоте, море

-ах/-ях

болотах, морях

Окончания существительных среднего рода модифи­цируются в те же пять подтипов. При этом в родитель­ном падеже множественного числа у существительных 2, 4 и 5-го подтипов имеют место те же особенности, что и у существительных женского рода, а в предлож­ном падеже единственного числа в 5-м подтипе — те же особенности, что и у существительных мужского и жен­ского рода.

Кроме того, особый набор окончаний имеют сущест­вительные среднего рода на -мя. Этим их склонение не­сколько напоминает парадигму существительных путь и тетрадь, однако и отличается от них (табл. 23).


Единственное число



и.,

в.



тетрадь, мышь




р.,

д., п.



тетради, мыши




т.




-ью

тетрадью, мышью










Множественное

число




и.






тетради, мыши




р.




-ей

тетрадей, мышей




д.




-ам/-ям

тетрадям, мышам




в.

неодуш.

как И.










одуш.

как Р.







т.




-ами/-ями

тетрадями, мышами




п.




-ах/-ях

тетрадях, мышах
















Те

1 б л и ц а 23




Оконча-







Оконча-




Падеж

ние

Примеры

Падеж

ние

Примеры




ед. ч.







мн. ч.




И., В.



знамя

И., В.



знамёна

1' , Д., П.



знамени

Р.

в

знамён

т.

-ем

знаменем

д.

-ам

знамёнам










т.

-ами

знамёнами










п.

-ах

знамёнах

Кроме того, некоторые существительные среднего рода имеют особые окончания в именительном падеже множественного числа: яблоки, окошки; другие нестан-





дартно оформляют родительный падеж множественного числа: облаков, болотцев (ср.: болот, морей). У ряда су­ществительных среднего рода наблюдаются обе особен­ности: личики, личиков.

Внутри субстантивного склонения выделяется еще и так называемый нулевой тип, т. е. парадигма, со­стоящая из одной формы. В последнее время круг суще­ствительных, относимых к этому типу склонения, увели­чивается.

Обычно всякого рода иноязычные элементы ассими­лируются языком-получателем. Заимствованные слова начинают и в фонетическом и в морфологическом аспек­те вести себя «так же, как и исконные слова русского языка». Казалось бы, заимствования должны были бы «примкнуть» к тому типу склонения, который предопре­деляется их родом и конечным звуком основы. Это'го, од­нако, во многих случаях не происходит. Так, заимство­вания, оканчивающиеся на гласный (боа, какаду, ка­као), не включились в систему русского словоизмене­ния, а образовали внутри этой системы свою подсисте­му, составили свои собственные правила.

Не следует, впрочем, думать, что нулевое субстан­тивное склонение возникло исключительно за счет заим­ствований. Этот тип создавался и пополнялся за счет аббревиатур. Причем усиление позиций нулевого скло­нения благодаря аббревиатурам происходит оттого, что в этот тип склонения начинают включаться существи­тельные, оканчивающиеся не только на гласный, но и на согласный (например, не только роно, но и ГЭС). К нулевому субстантивному склонению относятся и фамилии на -ых/-их, -аго/-яго, -ово (Черных, Долгих, Дубяго, Дурново). Не изменяются по падежам фами­лии, оканчивающиеся на согласный, если они обозпа чают лиц женского пола: роман Анны Зегерс, у Галины Волчек.

Еще в начале XX в. изменялись по I субстантивному склонению украинские фамилии на -ко и -енко, однако в настоящее время в нормированной речи они не скло­няются. Многие лица, владеющие русским литератур­ным языком, не склоняют географические названия на -ово/-ево, -ино: подъехал к Вельяминово, рядом с Пушкино.

Среди существительных нулевого субстантивного склонения много географических наименований ино язычного происхождения: ^ Осло, Токио, Катманду, Той

438

щси, Чили, Душанбе; Бангладеш, Чад и др. Однако не псе иноязычные названия не склоняются: изменяются мй.чнлния на -а (Гавана, Прага, хотя не всеми склоняет-iH Алма-Ата) и на согласный (Лондон, Париж).

| ^ .11. АДЪЕКТИВНОЕ СКЛОНЕНИЕ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

Адъективное склонение существительных ' так-|ч- подразделяется на разновидности мужского, жен-• I-Mm и среднего рода (табл. 24).

Таблица 24

женский

средний

Род

мужской

Единственное число

животное животного животному сказуемое как И. животным животном

вожатый, учащийся вожатого, учащегося вожатому, учащемуся целковый

как Р.

вожатым, учащимся вожатом, учащемся

запятая

запятой

запятой

Юодуш. (Душ.

запятую

борзую

запятой

запятой

Множественное число

запятые запятых запятым как И. борзых запятыми

животные животных животным сказуемые

как Р. животными

вожатые, учащиеся вожатых, учащихся . вожатым, учащимся целковые

как Р. вожатыми, учащимися

^ I ill), СМЕШАННЫЙ ТИП СКЛОНЕНИЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

Ьольшая группа существительных, а именно русские имении с суффиксами -ын/-ин, -ов/-ев (-ёв), скло­н-пи по образцам, совмещающим элементы субстан-"inioi'o и адъективного склонений2 — это смешан-■■I и тип склонения (табл. 25).

' Подробнее об этом типе склонения см. в гл. «Имя прилагатель-

отлнчие от фамилий названия населенных пунктов с теми же

! ' . ими (Киев, Иваново, Калязин, Бородино) склоняются по об-

гуГктантивного склонения. По субстантивному типу изме-

и неславянские имена собственные на -ин, -ов (Дарвин, Чап-

)

439

Таблица 25



Па-

Единственное число

Множествен ное

деж

мужской род

женский род

число

И.

^ Попов, Репин

Попова, Репина

Поповы, Репины

Р.

^ Попова, Репина

Поповой, Репиной

Поповых, Репиных

д.

^ Попову, Репину

Поповой, Репиной

Поповым, Репиным

В.

как Р.

^ Попову, Репину

как Р.

1'.

Поповым, Репиным

Поповой, Репиной

^ Поповыми, Репины-

П.

Попове, Репине

Поповой, Репиной

ми Поповых, Репиных

К этому же типу склонения относятся несколько не­одушевленных существительных (швартов, кабельтов, ничья, третье), окончания которых (с точностью до нг личия твердой ~ мягкой разновидности) отличаютс| от приведенных выше.

§ 36. ^ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В ОСНОВЕ ПРИ СКЛОНЕНИИ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

При изменении существительных по числам проис-s ходит не только изменение окончаний, ноипреобра-зование в основе. Наиболее частым случаем та­ких преобразований является чередование гласных о, е, ё, иногда даже и с #или ь: городок — городка, конёк — конька, бревно — брёвен, ущелье — ущелий. В русском языке нет правил, позволяющих по форме именитель­ного падежа единственного числа определить, будет ли представлено чередование при словоизменении сущест- i вительного. В своем большинстве эти чередования опре- j деляются по словарю.

Преобразования в основе претерпевают существи­тельные среднего рода на -мя (им. п. ед. ч.). У них к ос­нове прибавляется -ен-: знамя — знамени, имя — имени.

Нередкое явление — отличие основы единственного числа от основы множественного числа. Здесь возмож­ны два случая — усечение основы единственного числа на -анин/-янин: южанин — южане, армянин — армяне и преобразование в формах множественного числа основы, оканчивающейся в форме единственного числа на -онок/-ёнок: внучонок — внучата, телёнок '— телята. Нередки и другие преобразования основы. Они могут состоять в расширении основы: мать — матери, чудо — чудеса, сын — сыновья, муж — мужья или в усечении

440

«•г: болгарин — болгары, татарин — татары; в чередо-ипнии конечных согласных основы: око — очи, ухо—■ уши; в сочетании расширения основы и чередования согласных: сук — сучья, крюк — крючья '.

§ 37. ТИПЫ ПАРАДИГМ НО ОТНОШЕНИЮ К МЕСТУ ^ УДАРЕНИЯ В СЛОВОФОРМАХ

Как известно, формы существительных разных па-I' ! 1игм могут различаться местом ударения. Удалось ановить среди существительных субстантивного юнения шесть схем ударения: схема с постоянным фением на основе, схема с постоянным ударением и,| окончании (кроме случаев с нулевым окончанием), чгтыре схемы подвижного ударения 2. Наглядно основ­ные схемы ударения существительных субстантивного склонения можно представить так (табл. 26):

^ Таблица 26

Схема ударения

3

Единственное число

И., Р., Д.,

и , т., п.

На

осно-

На окон-

На

осно-

На окон-

На осно-

ву

(кар-

чание

ву

(мо-

чание

ву (зуб,

та,

спор)

(очко,

ре.

сад)

(вино,

вещь)







стол)







лист)




На окон­чание (губа, конь)

На осно­ву (губы, кони)

На окон­чание (губам, коням)

Множественное число



И

На осно-

На окон-

На окон-

На осно-

На осно-




ву (кар-

чание

чание

ву (ви-

ву (зу-




ты, спо-

(очки,

(моря,

на, ли-

бы, . ве-




ры)

столы)

сады)

стья)

щи)

'.Д., Т.,

»

»

»

»

На окон-

1













чание
















(зубов,
















вещей)

1 Исчерпывающий перечень преобразований в основе, имеющих
место при склонении существительных, можно получить в «Грамма­
тическом словаре русского языка» А. А. Зализняка (М., 1977).
Пользуясь этим словарем, следует иметь в виду, что он ориентирован
исключительно на письменную форму языка, поэтому не все отмечен­
ные в нем закономерности можно непосредственно переносить на
уровень звуков и фонем.

2 Более подробно классификация схем ударения внутри субстан­
тивного и других типов склонения существительных дана в «Грам­
матическом словаре русского языка» А. А. Зализняка.

441


§ 38. РАЗЛИЧИЯ В СОСТАВЕ ПАРАДИГМ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

При всем различии в окончаниях, в характере изме­нений основы, в распределении ударения любая пара­дигма существительного должна представлять собой «матрицу», строками которой являются падежи, а столбцами — числа.

Однако не все клетки такой матрицы оказываются заполненными. Прежде всего это относится к сущест­вительным, обладающим формой только одного числа. Например, существительные типа борьба, родство, му­сор, пыль, традиционно называемые существительными singularia tantum, не обладают формами множествен­ного числа. Существительные типа помои, хлопоты, духи, сливки, традиционно называемые существитель­ными pluralia tantum, не обладают формами единствен­ного числа. Существительные типа сани, ножницы, ворота, способные обозначать и один и множество предметов, также обладают грамматическими формами только множественного числа.

У незначительного числа существительных практи­чески не употребляются некоторые падежные формы. Так, у лексем мечта и мольба не употребляется форма родительного падежа множественного числа. Есть в рус­ском языке парадигмы, которые состоят только из формы родительного падежа множественного числа: например, словоформы-парадигмы щец и дровец. Все парадигмы, лишенные каких-либо членов, принято на­зывать дефектными.

^ РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Аванесов Р. И., Сидоров В. Н. Очерк грамматики русского литературного языка. М., 1945. С. 89—109.

Виноградов В. В. Русский язык. 3-е изд. М., 1986. С. 128—152.

Граудина Л. К-, Ицкович В. А., Катлинская Л. П. Грамматическая правильность русской речи. М., 1976. С. 116—187.

Зализняк А. А. Грамматический словарь русского языка. М., 1977. С. 25—57.

Зализняк А. А. Русское именное словоизменение. М., 1967. С. 36— 52, 55—80.

Золотова Г. А. К вопросу о типах падежных значений // Рус. язык в нац. школе. 1970. № 4.

Курилович Е. Проблема классификации падежей // Очерки по лингвистике. М., 1962.

Морфология и синтаксис современного русского литературного языка. М., 1968.

442

■П

Ананесов Р. И., Сидоров В. Н. Очерк грамматики русского лите-Пурного языка. М., 1945. С. 111 — 126.

Морфология и синтаксис современного русского литературного кн. М., 1968. С. 19—41.

Мучник И. П. Грамматические категории глагола и имени в совре­менном русском литературном языке. М., 1971. С. 177—244. Русская грамматика. М., 1980. Т. 1. С. 483—530.


8152677401141495.html
8152729950352618.html
8152956125290782.html
8153053323985341.html
8153171835324350.html